Старый герб Беларуси

Утрата Полоцка.

Главный удар московского войска готовился на Полоцк. Туда в конце января 1563 г. из-под Можайска двинулась 60-тысячная армия во главе с самим царем. Полоцк был осажден. Войско Княжества из-за своей малочисленности — гетман Николай Радзивилл Рыжий имел только 3400 конников — не могло помочь полочанам. Местный гарнизон во главе с воеводoй Станиславом Давойной мужественно защищал город. Помощь оказывали шляхта, мещане, наемные солдаты. Защитники крепости даже задумали отбить московские пушки и однажды совершили вылазку во вражеский лагерь.

Две недели продолжалась оборона Полоцка, но Давойна допустил ряд ошибок. Чтобы предотвратить угрозу голода, он приказал выпустить из острога две тысячи крестьян. Воевода не учел, что они отвечали за укрепление замковых стен, а это имело важное значение для обороны. К тому же царские солдаты принудили крестьян показать лесные ямы, где находились городские запасы зерна.

Второй ошибкой стал приказ воеводы поджечь полоцкий посад и отойти в Верхний замок, поскольку московское войско использовало артиллерию. Под завесой дыма пушки еще ближе были подтянуты к стенам, что стало неожиданностью для защитников города. Деревянные укрепления Верхнего замка были подожжены. Разгорелся сильный пожар. Защитников душил дым, заканчивались продовольственные запасы. После седьмого по счету штурма воевода Давойна вместе с полоцким епископом Арсением и представителями шляхты вышли из замка и попросили пощады у Ивана IV. 15 февраля город был занят неприятелем. Полоцкий воевода вместе с войском попал в плен. Царь отпустил на родину только наемников-поляков, даже дал им собольи шубы и золотые монеты.

Все полочане были объявлены пленными. Шляхту, мещан Иван IV приказал вывезти в Московское государство. Царские татары зарубили в городе всех католических монахов (бернардинцев, доминиканцев), сожгли их костелы. Трагическая судьба постигла местных евреев, не пожелавших принять православную веру. Их утопили в Западной Двине. Город был сожжен и разграблен.

Захват Полоцка стал тяжелой утратой для Великого Княжества Литовского. Паны-рада вынуждена была заключить перемирие и начать мирные переговоры с Иваном IV. Царь настаивал на передаче ему Полотчины и Ливонии. Представители Княжества с этим условием не соглашались.